Скандал во МХАТе имени Горького

Интересное

Скандал во МХАТе имени Горького
Фото ИТАР-ТАСС / Сергей Фадеичев

В конце прошлого года руководить МХАТом был назначен Эдуард Бояков. На прошлой неделе артисты театра записали видеообращение с требованием «вернуть Доронину». Forbes Life поговорил с актерами, которые собираются «досидеть до тех пор, когда Бояков уйдет», чтобы разобраться в сути конфликта и его состоянии

Конфликт в МХАТе имени Горького пока не разрешился. Сейчас труппа в отпуске, объявленные гастроли не начались, руководство театра готовится к новому сезону. На 30 августа намечен сбор труппы. Конфликт, начавшийся так демонстративно на ступеньках театра (когда артисты обратилась к президенту с просьбой «вернуть Доронину» вместо Эдуарда Боякова, который был назначен на должность художественного руководителя в декабре 2018 года), похоже, перетекает в позиционную войну.

В видеообращении артистов, выложенном на YouTube, говорится о том, что многолетний руководитель (она возглавила театр после раздела МХАТа в 1987 году на МХАТ имени Горького и МХАТ имени Чехова), народная артистка, президент театра Татьяна Доронина лишена всех полномочий, в том числе влияния на репертуарную и художественную политику театра, а «МХАТ целенаправленно превращается в прокатную площадку, где классический репертуар замещается спектаклями низкого художественного уровня».

Пресс-секретарь Дмитрий Песков в ответ на видеобращение сообщил, что назначение худруков театров не является прерогативой главы государства. А новый худрук Эдуард Бояков в своем заявлении заверил, что: «Руководству и коллективу нашего театра жаль, что несколько человек, руководствуясь не очевидными для всех мотивами, предприняли попытку превращения места, где мы служим, в площадку для популяризации себя не самыми достойными методами». И тем не менее, несогласные артисты труппы готовы к долгому противостоянию. Как заявила Forbes Life заслуженная артистка России Лидия Матасова: «Мы досидим до тех пор, когда он уйдет! Ему здесь не место. Бояков никогда не имел отношения к русскому реалистическому театру».

Чем МХАТу не подошел Эдуард Бояков

По логике Минкульта, назначившего в декабре 2018 года Эдуарда Боякова худруком МХАТа, переместив Татьяну Доронину (отметившую 85-летний юбилей) на президентскую позицию (так же в свое время подвинули многолетнего директора ГМИИ им. Пушкина Ирину Антонову, назначив директором музея Марину Лошак), у Боякова в театре, который определяет свое предназначение как «духовность», были все шансы на успех. Выдающийся театральный менеджер, создатель и первый директор «Золотой Маски», создатель театра «Практика», учредитель фестивалей «Новая драма», «Большая перемена», «Московского пасхального фестиваля», Бояков отличается феноменальной способностью улавливать запросы общества и создавать конъюнктурный продукт. В 2010 году Эдуард Бояков создал экспериментальный документальный проект «Человек.doc» о героях современности, в 2012 года совместно с Политехническим музеем открыл «Политеатр», чьей первой постановкой стал спектакль «Волны» по рассказам Владимира Сорокина. Бояков вернул моду на чтение стихов, Бояков открыл режиссера и драматурга Ивана Вырыпаева, Бояков работал в Воронеже и Перми. В 2015 году Бояков съездил в Оптину пустынь, где буквально переродился. Настала череда патриотических проектов вроде «Кавказского пленника» на курорте Роза Хутор, продюсирование концертов Хора Сретенского монастыря. Пиком православной театральной карьеры менеджера стало руководство МХАТом имени Горького, коллектива, который считает себя православным реалистическим театром.

Вместе с новым худруком в театр пришли новый главный режиссер Сергей Пускепалис (ситуацию в театре комментировать отказались) и новый завлит, писатель Захар Прилепин (на письмо Forbes Life не ответил).

Через полгода нового руководства актеры потребовали вернуть им Татьяну Васильевну Доронину, которую, по их словам, обманом вынудили подписать бумаги и по сути отстранили от руководства театром. Как сообщил Forbes Life заслуженный артист Александр Титаренко: «Недовольство Бояковым началось после выхода антрепризного спектакля Андрона Кончаловского «Сцены из супружеской жизни», где два артиста не нашего театра выясняют отношения с помощью алкоголя, а в конце герой хочет изнасиловать героиню, по сцене летают красные трусы, а потом бьет ее ногами. И, особенно, после премьеры «Последнего героя» в постановке Руслана Маликова, где пьеса начинается с отборного мата, одна из героинь периодически говорит, что у нее месячные. Чтобы было понятно наше, мягко говоря, недоумение — Татьяна Васильевна Доронина в свое время уволила актера за то, что тот во время действия на сцене застегнул расстегнувшуюся ширинку. Мат, слава богу, убрали, а актриса теперь говорит, что у нее болит живот. В общем, после Чехова, Островского, Шекспира все это режет слух и глаз и нам, и зрителям. На премьере «Последнего героя» зрители уходили в антракте, а на поклонах те, кто остались, свистели и кричали «позор». Такого в МХАТе не было никогда. Бояков же утверждает, что такая новая драматургия будет в основе репертуара МХАТа. С сентября театр превратится в некий культурно-досуговый центр, открытый с 9 утра, где будут идти йога, танец, философский клуб, читать современную поэзию, откроются киоски. То есть превратится в некий дом».

«Репертуарная политика нашего театра основана на поиске, проявлении генокода отечественной культуры — чувства патриотизма, чести, совести, семейных, христианских ценностей, творческой свободы», — утверждает в своем официальном обращении Эдуард Бояков.

Что делает Бояков во МХАТе

У горьковского МХАТа репутация самого консервативного театра страны, театра советского времени, театра не меняющегося, демонстративно старомодного. О том, как нововведения Эдуарда Боякова и его команды восприняла Татьяна Доронина, неизвестно. В театре ее ноги не было с декабря 2018 года. Актеры МХАТа говорят, что оберегают Татьяну Васильевну от излишней нервотрепки. Как сообщил Forbes Life Александр Замыслов, заместитель Боякова по внешним коммуникациям: «С Дорониной руководство театра ведет диалог в русле деловых, рабочих процессов. На события, происходящие на лестнице театра, мы не отвлекаемся».

В своем официальном ответе на ситуацию в театре Эдуард Бояков сообщил: «Тут говорить не о чем. Пять неликвидных, нездоровых актеров раздули скандал. А то, что не довольны 20-30 человек, которые якобы подписали это видеообращение, — чистое вранье».

За полгода управления театром командой Боякова выпущено четыре премьеры. Первый из них — спектакль Андрея Кончаловского по бергмановским «Сценам из супружеской жизни» — сразу вызвал недовольство труппы. Играют приглашенные артисты (Александр Домогаров и Юлия Высоцкая), мхатовцы не у дел. Премьера Сергея Пускепалиса «Последний срок» по Валентину Распутину откровенно провалилась. «Последнего героя» Ивана Крепостного в постановке Руслана Маликова мхатовский зритель не принял. Помпезную историко-костюмную мелодраму «Леди Гамильтон» в постановке Александра Дмитриева тоже сложно назвать хитом. Но и в добояковский период ни один спектакль МХАТа не был гвоздем сезона. О постановках в принципе знали только поклонники актрисы и ее театра. Но свой зритель у доронинского МХАТа все же есть, а вот у бояковского — пока нет.

Очевидно, что главная реформа — омоложение и чистка труппы — у команды Боякова еще впереди. Официально о ней не заявляют. Но впервые артистам МХАТа предложили заключить на новый сезон не бессрочные трудовые договоры, а срочные. Бессрочные договоры руководство театра готово подписать только с народными артистами и социально-незащищенными сотрудниками. С заслуженными артистами договор подписывают на три года, со всеми остальными — на год. Сейчас, по словам Александра Замыслова, из 88 артистов труппы договоры подписали 26 человек. «Процесс еще идет. — говорит Замыслов. — Чтобы артисты могли больше зарабатывать, мы предложили отказаться от этого «кривого социализма» (в труппе есть два актера, которые за 30 лет не сыграли ни одной роли) и перейти на договоры».

«Мы видим, к чему приводит переход на договоры. — рассказывает заслуженная артистка Лидия Матасова. — Цеха, световиков, звуковиков, реквизиторов перевели на договор и начали увольнять. В гримерном цехе новый заведующий. Уволили всю нашу службу билетеров, службу дежурных».

Артисты отмечают: тех, кто отказывается переходить на срочные договоры, снимают с ролей. «Нам звонили, предупреждали, что если мы не подпишем новые договоры, то нас снимут с ролей и создадут такие условия, что мы сами уйдем из театра», — рассказывает Александр Титоренко.

В своем официальном ответе Эдуард Бояков приводит официальные итоги первого полугодия 2019 года. «Мы с гордостью сообщаем, что за этот период: количество зрителей (по сравнению с аналогичным периодом 2018 года) выросло на 24 %. Билетная выручка выросла более чем на треть, на 32 млн рублей. Количество пожертвований достигло почти 8 млн рублей (по сравнению с 600 000 рублей в 2018 году). Доходы от аренды сцены в свободные от репертуарных спектаклей дни составили более 6 млн рублей — это на 5 с лишним млн рублей больше, чем годом ранее. То есть в этих показателях — рост идет на тысячи процентов».

О новом репертуаре Бояков пишет так: «Для каждого трезвого и профессионального эксперта очевидно, что наши премьеры нацелены на решение нетривиальных задач и активизацию творческого потенциала труппы, от народных артистов до талантливой молодежи».

Каких бы финансовых вершин не достиг в МХАТе новый худрук, ситуация вышла за пределы внутрицехового конфликта. Отсутствие социальных гарантий в театре не новость, аналогичную ситуацию можно было наблюдать и при смене руководства в других московских больших культурных институциях, в том числе и упомянутых выше, которые весьма преуспели при своем актуальном руководстве. Удастся ли новому руководству соблюсти баланс между соблюдением правовых норм и показаниями финансовой эффективности, вероятно, покажет время.

www.anews.com